Басты баған

Кому исторически принадлежит Нагорный Карабах

или Как демография превратилась в инструмент политики

В сегодняшних экспертных оценках происходящего в зоне карабахского конфликта нередко можно заметить термин «спорная территория», абсолютно неприменимый к этой земле. Нагорный Карабах отнюдь не «спорная территория», это земля Азербайджана, не только официально признанная во всем мире, ни и в историческом контексте. Чтобы понять это, «Вестник Кавказа» предлагает ознакомиться с исследованием доктора исторических наук, ведущего научного сотрудника Института археологии и этнографии НАН Азербайджана Айдына Балаева, рассказывающего как демография превратилась в инструмент политики.

С приходом России на Южный Кавказ в начале XIX века в регионе, в том числе и в Карабахе возникла новая политическая ситуация. Политика России, направленная на создание социально-этнической опоры в лице армян привела к усилению христианского элемента, как во всем Кавказе, так и в Карабахе. Суть споров, наблюдаемых сегодня, своими корнями уходит именно в те времена. Окончательно завоевав Грузию в 1801 году, Россия вышла к границам Азербайджана. Командующий русскими войсками на Кавказе генерал П.Д. Цицианов в марте 1803 года взял в осаду Гянджу – самый крупный из городов Азербайджана. Сломив ожесточенное сопротивление населения во главе с Джавад-ханом, 3 января 1804 года русские войска вошли в город. Для того, чтобы закрепиться в Закавказье Цицианову нужно было любым путем завладеть считавшимися наиболее сильными в этом регионе Карабахским, Шекинским и Ширванскими ханствами. Во время долгих переговоров Цицианов угрожал этим ханствам, требовал учесть плачевный опыт Гянджи и, учитывая военную мощь России, без сопротивления принять ее покровительство.

Устав постоянно находиться «между молотом и наковальней» (Россией на Севере и Ираном – на Юге), правитель Карабаха Ибрагим Халил-хан в 1805 году решился заключить с Россией «Клятвенное обещание» – договор, который фактически стал первым юридическим документом на пути присоединения Карабаха к России. Трактат между Карабахским ханством и Российской Империей о переходе ханства под власть России был подписан 14 мая 1805 года в военном лагере Кюрекчай, и поэтому вошел в историю под названием Кюрекчайский договор. Согласно этому договору, который состоял из 11 статей (артикулов), Карабахское ханство переходило под покровительство России и отказывалось от каких-либо самостоятельных международных связей с третьими странами.

Одновременно, по Кюрекчайскому договору, Россия обязалась не вмешиваться во внутренние дела ханства. Сразу же после подписания этого договора Ибрагим Халил-хану указом Александра I от 8 июля 1805 года присвоили генеральский чин, и с той поры в качестве генерал-лейтенанта он был вынужден подчиняться главнокомандующему русскими войсками на Кавказе. Этот договор, являясь полноценным дипломатическим документом, свидетельствует: Карабахское ханство вошло под протекторат России именно как мусульманское, т.е. азербайджанское государство.[1]

Захват стратегически важного Карабахского ханства на деле означал начало полного покорения всех ханств северного Азербайджана. Князь П.Д.Цицианов после заключения Кюрекчайского договора 22 мая 1805 года не без основания сообщал русскому императору, что Карабах по своему географическому положению – ворота Азербайджана, и Карабах сближает Грузию с Баку, захват которого предполагается осенью. [2]

Между тем, в 1806 году, когда Иран предпринял наступление на Шушу, начальник гарнизона крепости майор Лисаневич, остерегаясь неожиданных действий Карабахского хана, перебил всю семью Ибрагим Халил-хана, за исключением одного сына – Мехти Кули-аги. Однако расправившись с Ибрагим Халил-ханом, Россия не изменила статус его ханства. Мехти Кули-ага рескриптом императора Александра I от 10 сентября 1806 года был назначен правителем Карабаха взамен своего отца.[3]

В знак управления ханством император Александр I вручил Мехти Кули-аге знамя и саблю, инкрустированную драгоценными камнями. Как в Кюрекчайском договоре, так и в его юридическом продолжении – указе императора от 1806 года о назначении Мехти Кули-аги правителем Карабаха, везде, где речь идет о постепенно оккупируемом Карабахе, его территории – нагорной и низменной – всюду фигурируют правители из рода Джаванширов, а всем слоям населения вменяется беспрекословно подчиниться Мехти Кули-аге.

По итогам первой русско-иранской войны (1804-1813 гг.) 24 октября (5 ноября) 1813 года в селении Гюлистан в Карабахе был подписан Гюлистанский договор. Согласно документу, Иран признавал переход к России Дагестана, Грузии, Мегрелии, Имеретии, Гурии, Абхазии, а также азербайджанских ханств: Бакинского, Карабахского, Гянджинского, Ширванского, Шекинского, Дербентского, Кубинского и Талышского.

Между тем, победа над Наполеоном ужесточила Восточную политику России. Назначенный в 1816 году губернатором Кавказа генерал А.П. Ермолов с первых дней не доверял мусульманскому народу, видя в нем потенциального врага. По этой причине он выискивал возможности для формальной ликвидации ханств, в любой момент могущих стать ядром движения за независимость. Представитель Ермолова в Северном Азербайджане армянин генерал В.Г.Мадатов активно помогал ему в этом. Медленно, но верно они осуществляли свой план. В 1819 году ликвидировали Шекинское ханство. Не выдержав русского давления, Мехти Кули-хан бежал в Иран, а Карабахское ханство превратилось в российскую провинцию. За два года до этого последний ширванский хан Мустафа-хан бежал в Иран. Наперекор тому, что было записано в статьях соответствующих договоров, процесс ликвидации ханств подошел к своему логическому концу.

В 1826 году началась вторая Русско-иранская война. И вновь основные события развернулись в Карабахе. Иранские войска 48 дней держали Шушу в осаде, но взять город не смогли. 10 февраля 1828 года в местечке Туркменчай близ Тебриза воюющие стороны заключили новый мирный договор, по которому, как и все ханства Северного Азербайджана, Карабах, а также Нахчыванское и Иреванское ханства окончательно вошли в состав Российской империи.

Тут следует обратить внимание на то, что в последнее время ряд армянских и русских историков, а также некоторые политические круги утверждают, что Карабах присоединился к России как армянская область. В качестве доказательства они указывают на то, что якобы в течение всего XVIII века армянское население Карабаха составляло 97% всего населения этого региона.[4] В таком случае возникает вопрос: если это действительно так, почему же в середине XVIII века в Карабахе возникло не армянское государство, а Карабахское ханство, возглавляемое представителями знаменитого тюркского племени Джаванширов? Ведь в истории нет тому аналогий, чтоб три процента населения могли построить свою государственность над девяносто семью процентами остального населения.

Впрочем, внимательное изучение международных юридических документов того периода выявляет интересные факты по поводу формы вхождения в состав России не только Карабаха, но и самой Армении. Так, Грузия по Георгиевскому трактату 1801 года, а Азербайджанские ханства по Гюлюстанскому (1813 года) и Туркменчайскому (1828 года) договорам вошли в состав России. Возникает резонный вопрос: а по какому договору, соглашению или трактату в состав России вошли Армения и территории, к которым она выдвигает претензии? Очень легкий ответ на этот вопрос нашли известные армянские историки. Не соблюдая научную этику и исторические доказательства, а главное – не стесняясь давно установленной исторической правды, они пишут: «По Гюлистанскому договору» 1813 года, завершившему русско-персидскую войну 1804-1813 гг., вместе с другими северо-восточными провинциями Восточной Армении (Лори-Памбакским, Шамшадинским, Зангезурским, Кафанским и Шорагельским уездами) к России перешли также Гянджинское и Карабахское ханства.[5]

В подтверждение своей фальсификации они ссылаются на сборник документов, опубликованный Г. Юзефовичем в Петербурге в 1869 году.[6] Хотя прекрасно знают, что ни в Гюлистанском, ни в Туркменчайском договорах, опубликованных в сборнике Юзефовича, ни о каких армянских землях, ни восточных, ни западных, а также христианских землях и речи нет. Здесь говорится только о мусульманских ханствах, их территориях на момент присоединении к России. Абсолютное большинство населения названного здесь Иреванского ханства составляли мусульмане и это отражено в русских источниках.

Так, в момент создания т. н. «Армянской области» по «Высочайшему указу» от 21 марта 1828 года на территории упраздненных Иреванского и Нахчыванского ханств, в ней проживало 107 224 чел., из них 74 260 азербайджанцев (69,3% от общей численности населения), 7 489 курдов (7,0%), 324 езида (0,3%) и 25 151 армянин (23,4%).

Это подтверждает письмо генерала Паскевича начальнику Генерального штаба, в котором содержится недовольство действиями назначенного в 1827 году начальником «временного управления» Иреваном генерала Красовского и члена этого управления архиепископа Нерсеса. Паскевич упрекал Красовского в представлении Нерсесу неограниченного влияния на все дела, и во вредном покровительстве армянам, тогда как «три четверти населения области составляют магометане».[7]

Но как уже было подчеркнуто, установив полный контроль над Южным Кавказом, Россия в своем стремлении стремилась приуменьшить роль и значение мусульманского, в том числе и азербайджанского, этнического фактора. С этой целью царским правительством велась активная политика, направленная на изменение этнодемографической ситуации в регионе. Примечательно, что царская администрация обосновывала право армян на владение азербайджанскими землями тем, что они вместе с русскими «завоевывали для России Кавказ»[8], проливая кровь в борьбе с врагами России.

Причем, начиная с 1828 года переселение армян в мусульманские провинции Южного Кавказа, в том числе в Карабах, регулировалось статьей XV Туркменчайского договора.[9] Одновременно, по условиям Туркменчайского договора на территориях Карабахского, Нахчыванского и Эриванского ханств запрещалось селиться или проживать азербайджанцам, «носившим публичные звания или имеющим некоторое достоинство, каковы суть: ханы, беки и духовные начальники или моллы, кои личным примером, внушениями и тайными связями могут иметь вредное влияние на прежних своих сородичей, бывших в их управлении, или им подвластных».[10]

Только в первые годы нахождения северо-азербайджанских земель в составе Российской империи, в основном из Эривани, Нахчывана, Карабаха, Шурагеля, Памбака и Лори в соседние страны было выселено и переселилось около 100 тыс. мусульман, среди которых преобладали азербайджанцы. Причем значительную часть выселенных и вынужденно переселенных азербайджанцев составляли представители знатных родов. Как нетрудно догадаться подобный шаг русских властей был продиктован необходимостью лишить азербайджанцев на этих землях политических и духовных руководителей.

Массовый отток азербайджанцев в соседние мусульманские государства в немалой степени был обусловлен и тем, что боевые действия во время русско-иранских и русско-турецких войн, в основном, происходили на азербайджанских землях. И это приводило к немалым жертвам среди мирного населения. В этих условиях многие азербайджанцы вынуждены были мигрировать в соседние страны для обеспечения безопасности своих семей.

Одновременно с этим на указанные азербайджанские земли переселялись армяне из Ирана и Турции. Только по официальным данным в течение трех лет – с 1828 по 1830 г. – в Закавказье было переселено свыше 40 тыс. иранских и 84 тыс. турецких армян. С учетом же неофициально переселившихся армян, их численность превышала 200 тыс. чел.[11], подавляющая часть которых разместилась на территории Азербайджана. В итоге, лишь в Эриванской и Нахчыванской провинциях удельный вес армян в общей численности населения в период с 1829 по 1832 г. увеличился с 23,5% до 50,1%, а их абсолютная численность выросла в 3,3 раза. А доля азербайджанцев в этих провинциях за соответствующий период снизилась с 69,3% до 45,2%.[12]

Таким образом, демография постепенно превращалась в инструмент политики, и местное мусульманское население заменялось армянскими переселенцами. Подобная политика особенно резко проявилось в Карабахе. Так, на заре армянского переселения в эти края, 19 июля 1811 года в документе, подготовленном для министерства внутренних дел России, указывается, что в Карабахской области проживают 12 тыс. семей, из которых 2,5 тыс. были армянскими, а остальные были приверженцами религии Мухаммеда.[13]

В 1823 году российская администрация подготовила «Описание Карабахской провинции», отразившее в себе статистические сведения о населении этого края и его этнорелигиозный состав. Судя по статистическим данным, подготовленным русскими учреждениями и помещенным в этот ценный источник, в Карабахской области в те времена было 600 селений, из которых 450 были мусульманскими и только 150 зарегистрированы как армянские.[14] Судя по этому достойному доверия источнику, в 1823 году в Карабахской области проживало 20095 семей, из которых 15729 (более 75%) были семьями мусульман и только 4366 (21,7%) семьями армян.

А уже через девять лет, в результате переселенческой политики царизма в этническом составе населения Карабаха произошли существенные изменения. Судя по переписи 1832 года, число семей в Карабахе, по сравнению с 1823 годом, незначительно выросло и достигло – 20456. Но при этом число армянских семей за те же десять лет возросло с 21,7% до 31,6%, т.е. почти в 1,5% раза.[15]

В Шуше, считающейся центром Карабаха, в 1823 году из 1532 семей – 1111 были мусульманскими (72,5%), 421 семья была армянской (27,5%), но уже к 1832 году за счет армянских переселенцев этот показатель достиг 44,9%.

О движении армян из Ирана в сторону Карабаха интересные сведения дает русский писатель С.Н. Глинка. Политический характер переселения иранских армян в только что захваченные Россией мусульманские земли хорошо виден в обращении к персидским армянам активного участника переселения Г. Лазарева: «Христиане! По дошедшим до меня достоверным слухам неблагонамеренные люди стараются распространить не только нелепые и лживые вести, но даже вселить страх в просивших дозволение переселиться в благословенную Россию, и тем отвратить желание сердец их. В отвращение сего и по доверенности ко мне армянского народа, по долгу обязанности, возложенной на меня Главнокомандующим нашим, объявляю вам, что великодушный Монарх Российский дает желающим переселиться в надежное, спокойное и счастливое убежище в Его государстве. В Эривани, Нахичевани и Карабахе, где сами изберете, получите вы в изобилии хлебородную землю, отчасти засеянную, коей десятая только часть обрабатывается в пользу Казны. Вы освобождаетесь в продолжении шести лет от всяких податей и для беднейших из вас подана будет помощь. Те, кои имеют здесь недвижимость, отправив семейства свои, могут оставить по себе поверенных для продажи оной, срок коей определен по Туркманчайскому трактату до пяти лет; Вы оставите Родину, любезную для всякого; но одна мысль о земле Христианской должна приводить вас в восторг. Рассыпанные по областям Персидским, христиане увидят соединение свое, и можете ли вы знать, чем Великий Монарх России наградит преданность вашу? Поспешайте! Время дорого. Жертвуя малым и на малое время, получите все и навсегда».[16]

Весной 1828 года, когда поток армян двигался к Араксу, поступило поручение Паскевича самых бедных расселить в Карабахе, и это нашло отражение в русской литературе того времени.[17] Но даже после таких массовых переселений, в 1832 году армяне составили 31,6% населения Карабаха, а сохранявшие большинство мусульмане – 68,4%. [18]

Видимо, чрезвычайно сильно было желание полностью христианизировать Закавказье. Но своеобразие обстановки побуждало русских действовать осторожно, а русский посол в Персии А.С.Грибоедов писал: «Мы… немало рассуждали о внушениях, которые должно делать мусульманам, чтобы помирить их с нынешним их отягощением, которое не будет долговременно, и искоренить из них опасение насчет того, что армяне завладеют навсегда землями, куда их на первый раз пустили».[19] Опасения азербайджанцев оправдались. Армяне освоились на азербайджанских землях и, немного погодя, стали проявлять враждебность к истинным хозяевам этой земли.

Вряд ли можно считать случайностью и тот факт, что армянские переселенцы расселялись преимущественно на территории Эриванского, Нахчыванского и Карабахского ханств. Тем самым царская администрация сознательно способствовала созданию армянского этнического клина между территориями Турции и Азербайджана и воспрепятствованию возможным интеграционным процессам между этими тюркскими народами в будущем.

Расчленение однородной в языково-этническом отношении территории путем расселения армян привело к географическому разрыву между отдельными территориальными группами азербайджанских тюрков. А это, в свою очередь, оказало весьма негативное воздействие на процесс дальнейшей этнополитической и культурной консолидации азербайджанского этноса.

Переселение армян в пределы Азербайджана с высокой интенсивностью продолжалось и в последующие десятилетия XIX века. Всего к началу XX столетия в Закавказье было переселено около 1 миллиона армян, значительная часть которых расселилась на азербайджанской территории.

Тем не менее, даже в конце XIX века азербайджанцы составляли значительную часть населения Иреванской губернии. Так, по результатам переписи населения 1897 года, в Иреванской губернии было 829,5 тыс. чел. Преобладающими народностями были – армяне – 441,0 тыс. (53,2%), татары (азербайджанские) – 313,2 тыс. (37,7%), курды – 49,4 тыс. (5,9%) и русские – 15,9 тыс. (2,1%). Причем, армяне преобладали лишь в Александропольском (85,5%), Новобаязетском (66,3%) и Эчмиадзинском (62,4%) уезда, в остальных они уступали азербайджанцам.

В момент провозглашения независимости Армении в мае 1918 года, население этой страны, включая армянских беженцев, составляло 1 271 200 чел. (931 000 армян, 290 000 мусульман). В течение трехлетнего правления дашнаков население Армении на конец 1920 года составляло уже всего 722 000 чел. (691 000 армян, 10 000 азербайджанцев). Таким образом, менее чем за три года численность азербайджанцев в Армении сократилась на 95%. Главной причиной тому являлась беспрецедентная по своей целенаправленности политика армянских вождей по уничтожению и истреблению мусульман. Только в Зангезуре в 1918-1920 годах погибло до 65 тыс. мусульман.

Советизация Армении и установление дружеских советско-турецких отношений способствовали возвращению на родину 70 тыс. азербайджанцев и 3 тыс. курдов из Азербайджана, Ирана и Турции.

Но уже на заре советской власти, в 1923 году в отношении азербайджанцев была совершена еще одна несправедливость, которая во многом и заложила основу нынешнего карабахского конфликта. Обеспечив армян автономией внутри Азербайджана, советская власть одновременно отказала в этом праве азербайджанцам, компактно проживавшим на территории Армении, в приграничных с Турцией и Азербайджаном районах.

В 1920-1930-х годах удельный вес азербайджанцев в населении Армении оставался стабильным, в пределах 10-10,3% от общей численности населения. Хотя в 1937 году курды-мусульмане из приграничных с Турцией районов Армении были депортированы в Казахстан, но настоящие гонения на мусульман, и прежде всего, на азербайджанцев, начались уже после второй мировой войны.

В этот период И. В. Сталин решил отобрать у Турции провинции Карс и Ардаган, т.е. вернуть ее границы в пределы 1914 года. В связи с этими намерениями, возник вопрос о заселении территорий, которые собирались захватить. Предполагалось расселить на них, живущих за рубежом армян, выходцев из Турции. А до «освобождения» т. н. Турецкой Армении, было решено расселить армянских репатриантов на территории Армянской ССР, предварительно очистив эти территории от азербайджанцев.

23 декабря 1947 г. Советом Министров СССР было принято Постановление «О переселении колхозников и другого азербайджанского населения из Армянской ССР в Кура-Араксинскую низменность Азербайджанской ССР». Согласно постановлению, предусматривалось переселить 100 тысяч азербайджанцев из 22 районов Армении на добровольных началах. На самом деле исполнения этих постановлений, претворялись в жизнь насильственным путем, по репрессивным законам авторитарно-тоталитарного режима. Было попрано право азербайджанцев жить на своей исторической родине. Из 24-х районов и города Иреван (более 200 населенных пунктов) было депортировано, приблизительно, 100 тысяч азербайджанцев.

Депортированные азербайджанцы в основном были расселены в таких районах как: Зардоб, Али-Байрамлы, Кюрдамир, Гейчай, Мирбашир, Сальян, Имишли, Сабирабад, Жданов (Бейлаган), Евлах, Уджар, Саатлы, не соответствующих климатическим условиям районов, в которых они жили в Армении. Это способствовало тому, что многие переселенцы умерли от инфекционных заболеваний. Для депортированных не строилось новое жилье, они были размещены в домах местного населения, стесняя его, в общественных зданиях, а также в непригодных для жилья постройках, в амбарах и хлевах. Из 8110 семей, переселенных из Армении в 1948-1950 годах, жилыми домами были обеспечены только 3 232 семьи.

В годы депортации азербайджанцев руководители Армении полностью очистили от азербайджанцев районы: Аштарак, Мартуни, Гарабаглар, Абовян (Эллер), Эчмиадзин.

Правда, после смерти Сталина определенной части депортированных азербайджанцев удалось вернуться в свои родные очаги в Армении, но их численность уже никогда не достигла до прежнего уровня. Так, в 1946-1947 годах, т.е. накануне депортации в Армении проживало примерно 110-115 тыс. азербайджанцев, что составляло 10,2% всего населения. Между тем, в конце 1950-х удельный вес азербайджанцев в общей численности населения Армении составлял всего примерно 6%, и в последующие годы эта цифра имела тенденцию снижения. И это несмотря на то, что естественный прирост азербайджанцев был значительно выше, чем армян.

А после начала карабахского конфликта в 1988 году, когда в ответ на сепаратистские устремления армян Нагорного Карабахе, азербайджанцы в Армении потребовали им предоставления автономии, началось поголовное изгнание азербайджанцев из этой страны, которое сопровождалось насилием и убийством 226 чел. И к концу 1988 года в Армении не осталось ни одного азербайджанца.

Айдын БАЛАЕВ, доктор исторических наук

 

Сноски:

[1] Трактат между Карабахским ханом и Российской империей о переходе ханства под власть России от 14 мая 1805 года // Государственный Исторический Архив АР, ф.130, д.14, лл.245-248; Акты Кавказской Археографической Комиссии. Архив Главного Управления Наместника Кавказа. Том II. Издан под редакциею председателя комиссии А.Д.Берже. Тифлис, 1868, с.705.

[2] Акты Кавказской Археографической Комиссии. Архив Главного Управления Наместника Кавказа. Том II, с.698

[3] Высочайшая грамота генерал-майора Мехти Кули ага от сентября 1806 года // Акты Кавказской Археографической Комиссии. Архив Главного Управления Наместника Кавказа. Том III. Издан под редакцией председателя комиссии А.Д.Берже. Тифлис, 1868, с.336-337

[4] См: В.А.Захаров, С.Т.Саркисян. Азербайджано-Карабахский конфликт: истоки и современность // Майендорфская декларация 2 ноября 2008 года и ситуация вокруг Нагорного Карабаха. Сборник статей. Москва, 2008, с.230.

[5] Нагорный Карабах: историческая справка. Ереван, 1988, с.14-15.

[6] Договоры России с Востоком, политические и торговые. Собирал и издал Т.Юзефович. СПб, 1869, с.208-214.

[7] В.А.Потто. Кавказская война. Персидская война 1826-1828 гг. Том 3, Ставрополь, 1993, с.594-595

[8] Погожев В. П.  Кавказские очерки. СПб., 1910. С. 128.

[9] Полное собрание законов Российской Империи. Т.III, СПб., 1830, с.130.

[10] Полное собрание законов Российской Империи. Т.III, СПб., 1830, с.130.

[11] Шавров Н.Н. Новая угроза русскому делу в Закавказье. Спб., 1911, с.59.

[12] Известия Кавказского отделения Русского географического общества (ИКОРГО), т.VII, Тифлис, 1882-1883, сс.92-93.

[13] Присоединение Восточной Армении к России. Ереван, 1972, с.560-561.

[14] Описание Карабахской провинции, составленное в 1823 году, по распоряжению главноуправляющего в Грузии Ермолова, действительным статским советником Могилевским и полковником Ермоловым 2-м. Тифлис, 1866.

[15] Гражданское Управление Закавказьем от присоединения Грузии до наместничества Великого Князя Михаила Николаевича. Исторический очерк, с.146.

[16] С.Н.Глинка. Описание переселения армян Аддербиджанских в пределы России. М., 1831, с.107-111.

[17] Там же, с. 90-91.

[18] Обозрение Российских владений за Кавказом в статистическом, этнографическом, топографическом и финансовом отношениях. Тифлис, 1836, с.267.

 

Тағы көрсету

Пікір қалдыру

Э-пошта мекенжайыңыз жарияланбайды. Міндетті өрістер * таңбаланған

Ұқсас мақалалар

Back to top button